Третейские суды или государственные: может ли выбор способа разрешения строительного спора действительно повлиять на его результат?

Согласно п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд, арбитражный суд или третейский суд в соответствии с их компетенцией.

При определении места и способа разрешения спора стороны спора чаще всего исходят из таких параметров как величина судебных расходов, язык разбирательства, удобство и территориальная удаленность места разрешения спора. Такой подход, вне всякого сомнения, является верным.

В пользу третейского разбирательства традиционно свидетельствуют также такие важные его особенности, как возможность каждой из сторон участвовать в формировании коллегии арбитров, конфиденциальность, тщательность рассмотрения доказательств и доводов сторон, мотивированность решений.

Для международных споров бесспорным преимуществом является возможность исполнения третейских решений более чем в 160 странах мира в силу Нью-Йорской конвенции 1958 года.

Однако третейское разбирательство имеет свою специфику, которая способна повлиять не только на процесс разрешения спора, но и на его результат. Таких особенностей достаточно много – в настоящей колонке я проиллюстрирую их на примерах исчисления срока исковой давности и определении субъектного состава участников спора.

Итак, простая задачка студенческого уровня на определение момента истечения срока исковой давности.

Дано: между истцом (проектировщиком), имеющим местонахождение, скажем, в Швейцарии, и российским ответчиком (заказчиком) был заключен договор подряда на выполнение проектных работ. По состоянию на 1 января 2018 года работы выполнены и приняты заказчиком, но не оплачены. Срок оплаты – 30 дней с даты приемки. Применимое материальное право: право России. В договоре стороны оговорили срок ответа на претензию, равный 30 календарным дням с момента ее направления. Претензия направлена ответчику 20 января 2021 года, ответ на нее поступил 10 февраля 2021 года.

Вопрос: когда истекает срок исковой давности по требованию об оплате выполненных работ?

Ответ на этот, казалось бы, простой вопрос прямо зависит от того, какой форум будет рассматривать данный спор.

Решение № 1: предположим, что такой спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде России по правилам Арбитражного процессуального кодекса.

Тогда решение задачи будет таково: мы применим норму ст. 196ст. 200, ГК РФ и определим, что по общему правилу течение срока исковой давности должно было бы завершиться по истечении трех лет с того момента, как наш подрядчик узнал, что его право нарушено, то есть 31 января 2021 года.

Далее мы воспользуемся п. 3 ст. 202 ГК РФ и ч. 5 ст. 4 АПК РФ, из которых следует правило о том, что течение срока исковой давности приостанавливается, если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом на срок фактического соблюдения претензионного порядка (с момента направления претензии до момента получения отказа в ее удовлетворении), и определим момент истечения срока исковой давности.

Получим ответ: 21 февраля 2021 года.

Решение № 2: теперь предположим, что такой спор подлежит рассмотрению в третейском суде в России.

На текущий момент в России действуют лишь несколько постоянно действующих арбитражных учреждений, которые вправе администрировать рассмотрение таких неспециализированных споров: Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС), Арбитражный центр при Общероссийской общественной организации «Российский союз промышленников и предпринимателей», Российский арбитражный центр при некоммерческой автономной организации «Российский институт современного арбитража», а также два известных иностранных центра.

Как известно, третейские суды не являются государственными арбитражными судами, и, следовательно, применяют к процедуре разбирательства не нормы АПК РФ, а положения Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» или Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже«, а также арбитражное соглашение, включая правила соответствующего постоянно действующего арбитражного учреждения – устав, положение, регламент и т.п.

При таком регулировании мы не будем иметь оснований для применения п. 3 ст. 202 ГК РФ, согласно которой течение срока исковой давности приостанавливается, только если стороны прибегли к несудебной процедуре разрешения спора, обращение к которой предусмотрено законом («Обзор практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора«, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 июля 2020 г.).

В нашем случае такая несудебная процедура разрешения спора будет установлена не законом, а договором, поэтому течение срока исковой давности по этому основанию приостанавливаться не будет и завершится по истечении трех лет с того момента как наш подрядчик узнал, что его право нарушено: поэтому ответ для решения № 2 будет 31 января 2021 года.

Решение № 3: если спор подлежит рассмотрению в третейском суде на территории Великобритании, то определение срока исковой давности произойдет в соответствии с правилами применимого процессуального права.

Действительно, арбитраж при разрешении спора применяет свои правила процедуры, а также избранное сторонами материальное право. Поскольку исковая давность в большинстве правопорядков общего права является институтом именно процессуального права, а не материального, как в России (ст. 1208 ГК РФ), то срок давности будет определен в соответствии с законодательством места разрешения спора.

Согласовав, например, разрешение рассматриваемого спора в авторитетном Лондонском международном третейском суде, стороны должны осознавать, что срок исковой давности, в нашем примере, может истечь 31 января 2024 года.

При этом также стоит учитывать, что в целом ряде правопорядков, такой институт как исковая давность вовсе не применяется при рассмотрении дел в третейских судах (например, большинство штатов США, Иран и др.).

Особенности исчисления исковой давности – один из примеров того, как кажущиеся второстепенными вопросы о выборе места и способа разрешения спора, могут в корне изменить результат разрешения спора по существу.

Следующая отличительная особенность рассмотрения строительных споров в третейских судах кроется в субъектном составе участников спора.

Как правило, помимо заказчика и подрядчика при реализации строительных проектов деловая цепочка, включает целый ряд иных участников правоотношений: субподрядчиков, инвесторов, агентов (заказчиков-застройщиков, инженеров строительного надзора и иных).

Предположим самую неосложненную модель спора: иностранный заказчик – российский генеральный подрядчик-субподрядчик. Стороны имеют взаимные претензии в отношении качества результата выполненных работ и их оплате. Субподрядчик полагает, что его право на получение оплаты нарушено, и желает восстановить свое право обращением в суд с иском к генеральному подрядчику.

При рассмотрении такого спора в государственном арбитражном суде нашему ответчику – генеральному подрядчику, не получившему в свою очередь оплату от своего заказчика, конечно разумно просить о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица заказчика проекта, имея ввиду, что принятый судебный акт может повлиять на его права или обязанности (п.1 ст. 51 АПК РФ).

Напомним, о вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, либо о привлечении третьего лица к участию в деле или об отказе в этом арбитражный суд должен вынести определение (п. 3 ст. 51 АПК РФ).

Принятое арбитражным судом решение по такому спору между генеральным подрядчиком и субподрядчиком будет иметь преюдициальное значение при рассмотрении самостоятельного спора между генеральным подрядчиком и заказчиком в дальнейшем.

При рассмотрении такого же правоотношения в третейском суде механизм участия заказчика, вероятнее всего, будет иным, так как порядок привлечения третьих лиц в порядке арбитража осуществляется, как уже упоминалось, на основании норм правил постоянно действующего арбитражного учреждения – устава, положения, регламента и т.п.

Учитывая, что в основу указанных правил положены базовые принципы арбитража: конфиденциальность и отсутствие преюдициальности арбитражного решения, чаще всего, правила постоянно действующего арбитражного учреждения ограничивают усмотрение стороны в вопросе привлечения третьих лиц.

Рассмотрим ситуацию на примере МКАС при ТПП РФ. Правила арбитража международных коммерческих споров МКАС при ТПП РФ (Приложение 2 к приказу ТПП РФ от 11 января 2017 г. № 6) в п.1 § 14 устанавливают, что привлечение к арбитражному разбирательству третьего лица, не заявляющего исковых требований против сторон арбитражного разбирательства, а также вступление в арбитражное разбирательство такого третьего лица допускается при условии, если все стороны и третье лицо связаны одним арбитражным соглашением или все стороны и третье лицо выразили согласие на проведение арбитражного разбирательства с участием такого третьего лица в установленный срок.

Таким образом, привлечь заказчика к участию в споре в качестве третьего лица можно будет в отсутствие единой арбитражной оговорки лишь с согласия самого заказчика и сторон спора. Если заказчик не выразит явного согласия на участие в процессе, то иск генерального подрядчика к нему может быть заявлен только в самостоятельном разбирательстве.

Более того, даже если и удастся привлечь заказчика к участию в деле, то в силу отсутствия правил о преюдициальности такое решение коллегии арбитров не будет носить обязательный характер для рассмотрения будущего спора между генеральным подрядчиком и заказчиком. Такое решение будет оцениваться лишь в качестве доказательства наравне с иными доказательствами, представленными сторонами.

Статья 44 Регламента Арбитражного центра при Общероссийской общественной организации «Российский союз промышленников и предпринимателей» предусматривает более гибкую норму, устанавливая, что постановление по вопросу о привлечении третьего лица выносится после консультаций со всеми сторонами, но для участия в арбитраже третьего лица все же требуется письменное согласие такого лица. Согласие третьего лица на участие в арбитраже означает, что такое лицо ознакомлено с правилами Арбитражного центра, согласно с ними и обязуется их соблюдать.

При таких обстоятельствах возникает закономерный вопрос: предлагает ли арбитраж, как исторический форум для разрешения, в первую очередь, коммерческих споров, решение для таких, откровенно говоря, типовых ситуаций?

Ответ на этот вопрос должен быть утвердительным. Большинство современных правил арбитража предусматривают участие неизвестного АПК РФ субъекта: дополнительной стороны.

Например, согласно п. 1-2 § 13 Правил арбитража международных коммерческих споров МКАС при ТПП РФ, сторона арбитражного разбирательства вправе предъявить иск против дополнительной стороны. Такой иск может быть рассмотрен при условии, если требования против дополнительной стороны охватываются тем же арбитражным соглашением, на котором основан первоначальный иск или требования против дополнительной стороны охватываются другим арбитражным соглашением, предусматривающим передачу споров в МКАС и совместимым с первым арбитражным соглашением по своему содержанию, а также связаны с первоначальным иском в материально-правовом отношении.

При соблюдении любого из указанный условий лицо, не являющееся истцом или ответчиком, вправе вступить в арбитражное разбирательство в качестве дополнительной стороны, предъявив иск к истцу и (или) ответчику. В отношении иска к дополнительной стороне и иска дополнительной стороны применяются соответствующие положения о встречном иске.

Применительно к нашему примеру, генеральный подрядчик при рассмотрении спора в МКАС при ТПП РФ получает механизм предъявления и рассмотрения его иска к заказчику в едином процессе одновременно с рассмотрением иска субподрядчика к нему. Поскольку отдельного разбирательства для рассмотрения иска генерального подрядчика к заказчику не понадобится, существенно сократятся сроки урегулирования спора по проекту и издержки сторон на судебную защиту.

Учитывая изложенные различия, сторонам договора разумно еще на стадии заключения договора предусмотреть для себя такое соглашение о порядке разрешения споров, которое позволит истцу при подаче иска выбрать тот форум, который позволит адекватней реализовать его право на судебную защиту. Таким соглашением, в числе прочих, может стать альтернативная оговорка, которая предоставит будущему истцу право выбора между обращением в государственный арбитражный суд или третейский суд.